Русские и Хакодате

Вторая половина нашего первого японского дня была посвящена судовым делам. Привели в порядок палубу, повесили на леерах и вантах информацию о наших достижениях: место стоянки находится на виду, и регулярно кто-нибудь подходит полюбопытствовать и сфотографировать яхту. Андрей Балымов залез на грот-мачту, проверил стоячий такелаж и остался удовлетворенным его состоянием. К концу дня мы покончили с немногочисленными делами, и наступило время подумать о культурном досуге.

Но вначале нас следовало хорошенько отмыть. Последний раз горячую воду экипаж видел на Тонга, потом же довольствовался в основном тропическими ливнями. Вечером за нами заехал консул Алексей Усов и повез в общественные бани — онсэн фуро. Собственно, «бани» — это второе слово, а «онсэн» это горячий источник: то есть, бани на термальных источниках. У японцев есть поэтическое название этим заведениям: «хана-но ю» – горячая вода цветов.

Онсэн — это несколько бассейнов с водой различной температуры. Самая горячая — 44 градуса. На первый взгляд может показаться, что это не много, но войти в такую воду сложнее, чем в парную со 100-градусной температурой. Парная тоже есть и, чтобы не было скучно сидеть на полках, внутри стоит телевизор и развлекает парящихся. Бассейны расположены частью в помещении, частью на открытом воздухе в окружении цветов и невысоких деревьев. Помывочное отделение представляет собой зал, напоминающий салон-парикмахерскую: протяженные мраморные столы с зеркалами, кранами с теплой воды и душем на гибком шланге у каждого места. Клиент сидит на пластмассовой табуреточке, моется, бреется, чистит зубы. Если лень самому работать мочалкой, можно пройти в специальное помещение, там, за отдельную плату, и намылят, и помоют. Общая плата невысока, около трех долларов, время кайфа неограниченно.

Особенностью японской бани является то, что каждый имеет небольшое полотенце и корректно им прикрывается, держа одной рукой. Мы тоже, следуя совету Алексея Геннадьевича, обзавелись необходимым атрибутом здесь же в «предбаннике», где можно приобрести и другие банные принадлежности (кроме веника), а также отдохнуть после мытья, возлежа у низенького столика, с чашкой чая или бокалом пива. Очистив тела, мы, на следующий день, позаботились о душе, посетив и осмотрев храмы, церкви и кладбища. Японцы исповедуют две основные религии: буддизм и синтоизм. Говорят, что японец рождается синтоистом, а умирает буддистом. Первым на нашем пути был синтоистский храм Хунадама, посвященный духам моря. Моряки приходят сюда за покровительством и помощью. На стенах этого святилища висят фотографии судов.

Читайте также  Новая стоянка для яхт и катеров в яхт-клубе "Балтиец"

В десяти минутах от Хунадама расположен крупнейший буддисткий храм Хакодате — Хигасихонган-дзи.

Христианским церквям отведено место в районе Мотомати. Три храма: католический, епископской церкви и православный Воскресенский собор расположены через забор друг от друга. В квартале от них — объединенная церковь Христа. Христианство в Японии исповедует всего около одного процента населения.

Воскресенский собор причислен к государственным памятникам культуры Японии. Любопытно, что он является визитной карточкой Хакодате. На первых страницах всех туристических схем города: ночная панорама Хакодате и изображение православного храма в снегу.

Из Хакодате начинается вся история христианства в Японии, с момента, когда в 1861 году сюда прибыл православный миссионер иеромонах Николай Касаткин (будущий архиепископ пресвятой Николай Японский). Отец Николай не сразу стал заниматься миссионерством, поскольку тогда распространение христианства запрещалось законом и нарушение каралось смертной казнью. Восемь лет потребовалось на изучение языка, культуры, истории страны. Первым японцем-христианином стал Павел Савабэ, бывший синтоистским жрецом и видевший в Николае религиозного врага, а так же врага японского народа. Он пришел к Николаю с намерением убить его, но не смог сделать этого. В дальнейшем Савабэ стал верным помощником и первым японским православным священником.

За пятьдесят лет миссионерской деятельности архиепископ Николай смог организовать настоящую православную церковь в Японии. Перевел на японский язык церковные книги и Новый Завет. Оставил после себя три богословских учреждения, двести шестьдесят церквей и молитвенных домов. В настоящее время православная церковь имеет около тридцати приходов в трех епархиях. Имеется духовная семинария. Службы совершаются в основном на японском языке. Все церковные праздники отмечаются вместе с церковью-матерью Русской православной церковью, за исключением Рождества, оно празднуется 25 декабря. Еще одно отличие: при входе в православный храм посетители должны разуться. Впрочем, в Японии это касается и католических храмов. Многое связывает Хакодате с Россией и историей российско-японских отношений. В 1858 году здесь было открыто первое в Японии российское консульство, которое до 1874 года, когда в Токио было учреждено Посольство России, оставалось единственным дипломатическим представительством в стране. Первым российским консулом, по рекомендации графа Путятина, стал Иосиф Гошкевич. Здание консульства сохранилось до сих пор и является одной из достопримечательностей города. Сегодня Генконсульство находится в Саппоро, в Хакодате — его отделение, и это единственное иностранное представительство в городе. В прошлом году свое десятилетие отметил местный филиал владивостокского Дальневосточного государственного университета. И это опять же единственное зарубежное государственное высшее учебное заведение.

Читайте также  Первая марина для мегаяхт на Фиджи

Но до священников и дипломатов на японских берегах побывали российские моряки. И вновь это связано с Хакодате. «Инцидент Головнина» — так называют японские историки события, произошедшие почти 200 лет назад. Василий Головнин, совершив переход на шлюпе «Диана» из Кронштадта на Камчатку, занимался исследованием Алеутских, Шантарских и Курильских островов. Летом 1811 года «Диана» подошла к острову Кунашир, который принадлежал в то время японцам, с целью исследовать пролив, отделяющий остров от Хокайдо, а также пополнить запасы продовольствия и дров. Головнин с шестью матросами высадился на берег, японцы любезно пригласили их в крепость, а затем неожиданно захватили в плен и отвезли в тюрьму в Хакодате.

«Дианой» принимает командование помощник Головнина капитан-лейтенант Рикорд, он делает безуспешную попытку освободить своего командира. В 1812 году Рикорд вновь приходит к Кунаширу во главе небольшой эскадры из трех судов, но японцы остаются непреклонными. На обратном пути он захватывает судно с японским купцом Такадая Кахеи и отвозит его на Камчатку, надеясь обменять на Головнина.

Кахеи играл видную роль в деловой жизни провинции Эдзо, свою штаб-квартиру он держал в Хакодате. Японский пленник ведет себя мужественно, убеждает отпустить его на Родину, и в 1813 году его возвращают на Хокайдо. Дома он добивается освобождения русских пленников и осенью того же года Головнин покидает тюрьму. Добрососедские отношения с Россией восстановлены и укреплены. Такой видят роль своего соотечественника в «инциденте Головнина» японцы. Такадая Кахеи — местный герой, ему чуть ли не единственному установлен памятник, основан мемориальный музей-архив, посвящена экспозиция в музее Северных территорий и т.д. Потомки признательны ему за сегодняшнее процветание Хакодате, основы которого заложил Такадая.

Читайте также  В Москве прошла четвертая международная выставка яхт на воде «Буревестник Boat Show» (BIBS)

В музее Северных территорий есть интересные материалы об айнах – народе заселявшем Курилы и север Хокайдо, о пленении и освобождении Головнина, книги о нем на русском и японском языках, его собственные книги. Портреты (и бюст) Головнина, Рикорда и Такадая. На бюст первого консула Гошкевича кто-то пришпилил керамическую медаль с призывом: «Згуртаванне Беларусау Свету. 1990-2000. Бацькаушчына». В углу стоит витрина, где разложены: военно-морская фуражка, пилотка, тюбетейка (символ многонациональности СССР), матрешки — от Ленина до Горбачева, — рядами выложены пачки сигарет и бутылки водки, выпуска периода исторического материализма. В путеводителях почти не говорится о японской архитектуре, о храмах «местных» религий. Так, удивительный синтоистский храм Гококу, о существовании которого я знал задолго до прихода в Японию, был обнаружен нами почти случайно. В тоже время все, что связано с иноземным влиянием рекламируется. Достопримечательностями Хакодате являются, уже названное, здание бывшего Российского консульства, здание бывшего Британского консульства, китайский мемориальный дом и т.д. Так же можно осмотреть первые свидетельства европейской культуры, такие как: самая первая печь в Японии, самый старый бетонный телеграфный столб, шхуна «Хакодате-мару» – первая построенная в европейском стиле, музей фотографии, где есть и парочка советских фотоаппаратов.

В порту Хакодате есть две достопримечательности. На месте старой пристани Хигасихама стоит памятник в честь приезда на Хокайдо первых японских поселенцев, отсюда началось освоение острова. В сотне метров от этого памятника другой: в честь Ниидзима Дзе — первого японца сбежавшего за границу.

Символом порта Хакодате является кальмар. Каждый вечер десяток кальмароловов выходит в залив на добычу, и тогда с побережья хорошо видно сияние их ярких ламп — кальмары идут на свет.

Мы покидали Хакодате перед закатом. Наш путь лежал через район лова, куда «Апостол Андрей» вошел к середине ночи. Незабываемое зрелище! Тысячи киловатт сияют, разгоняя ночь, на палубе совсем светло, паруса отбрасывают тени. Но вот суда, одно за другим гасят иллюминацию и спешат к берегу, лов закончен. Теперь становится видна россыпь огней Хакодате, ночь вступает в свои права.

Ваш Литау